Болезненные последствия. Тень энергетического кризиса нависает над Европой
18.11.2022

Болезненные последствия. Тень энергетического кризиса нависает над Европой

Все меньше времени остается до зимнего сезона. И хотя, судя по оценкам специалистов, вряд ли он окажется для Старого Света излишне холодным,

Все меньше времени остается до зимнего сезона. И хотя, судя по оценкам специалистов, вряд ли он окажется для Старого Света излишне холодным, все равно тень энергетического кризиса нависает над Европой…

ФОТО Unsplash

Газ будет, но не дешевый

Эксперты считают, что мировой энергетический кризис заявил о себе еще с осени прошлого года, когда цены на природный газ в развитых странах стремительно выросли. К примеру, в конце 2021‑го впервые в истории на бирже за тысячу ­кубометров газа давали 2220 долларов. Разнообразные пакеты санкций со стороны ЕС лишь ускорили развитие энергокризиса. Ведь раньше на Россию приходилось 40 % импорта газа и до 70 % энергетического угля в страны Евросоюза, тогда как с начала нынешнего года эти цифры заметно сократились.

Приняв стратегическое решение отказаться от российских энергоносителей, Европа начала покупать импортный газ по гораздо более высоким ценам, что приводило к рос­ту цен на него для потребителей. В первой половине текущего года Евросоюз потратил на импорт энергетики около 380 млрд евро! В целом резко подорожала в странах ЕС ­электроэнергия. Председатель Европейского совета Шарль Мишель признает, что во многих государствах Старого Света в 2,3 – 3,5 раза поднялись цены на электроэнергию.

Прежде всего проблемы заметили, что называется, «субъекты экономики». Стремительный рост цен на голубое топливо привел еще в середине года к закрытию ряда химических заводов в Британии, в Чешской Республике обанкротилось несколько поставщиков природного газа, часть заводов закрыл крупный производитель стали ArcelorMittal, вынуждены были сокращать часы работы словацкие предприятия по ­выпуску алюминия Slovaco, на время приостановила деятельность литовская компания Achema по производству азотных удобрений. Зарубежные информационные сайты в преддверии зимы пестрели сообщениями, в сколь сложном положении в связи с потенциально высокими издержками из‑за роста тарифов на электричество и газ оказались рестораны, небольшие мастерские, малые частные предприятия. В странах Южной Европы, например, всерьез заговорили о перспективе массового ­банкротства в сельскохозяйственном секторе.

Сейчас, во второй половине ноября, ситуация не выглядит столь драматичной. Дело не только в том, что, вероятнее всего, излишне холодной зимы Европе в сезоне 2022/2023 гг. удастся избежать. Странам — членам ЕС удалось практически полностью обеспечить свои газовые хранилища. Помог сжиженный природный газ, как и поставки топлива из разных регионов планеты. Наказ Европейской комиссии уменьшить потребление газа примерно на 15 % также выполняется; в результате в последние месяцы цена на голубое топливо в странах ЕС начала снижаться, хотя в целом она все еще остается для потребителей «кусающейся».

Борьба классовая и политическая

Именно это — заметный рост цен на тарифы жилищно-коммунального хозяйства, равно как все время повышающаяся инфляция и снижение покупательной способности у значительного числа европейцев — способствует обострению социальных противоречий в самых разных странах ЕС. Были времена, когда в Старом Свете с удивлением наблюдали за инфляционными процессами в России и на постсоветском пространстве, но сегодня постоянное повышение цен всерьез беспокоит самих европейцев. Как отмечает Всеобщая конфедерация труда, один из ведущих французских профсоюзов, «условия труда и вознаграждения ухудшились невиданным образом» в странах ЕС за последние годы.

Неудивительно, что профсоюзы и стоящие за ними левые силы незамедлительно решили использовать складывающуюся ситуацию в свою пользу. Как на уровне всего союза (проведение «евроманифестаций» за увеличение заработной платы и против снижения покупательной способности; принятие через Европейский парламент решения о минимальной зарплате на уровне ЕС), так и в отдельных государствах.

В последние месяцы, например, происходят регулярные отраслевые забастовки в Испании, где трудящиеся протестуют против рывка инфляции и требуют от правительства создания лучших условий труда. В ФРГ мощнейший отраслевой профцентр IG Metall выступил с требованием повысить зарплату трудящимся металлургического сектора на 8 %. В Соединенном Королевстве уже в летние месяцы попеременно бастовали железнодорожники, работники почты и докеры, по всей стране начало агитацию движение «Не платить», призывающее людей просто воздержаться от уплаты счетов за ­электроэнергию. В сентябре и октябре во Франции профсоюзы и левая оппозиция провели несколько акций против роста дороговизны жизни и за ­качественное изменение государственной политики. Регулярные стачки организуют железнодорожники и сотрудники метрополитена. В ­сентябре имела место мощная манифестация против подъема цен на ­электроэнергию в Праге. Наконец, буквально на днях три ведущих бельгийских профсоюза устроили под социальными лозунгами всеобщую национальную забастовку. Таким образом, классовая борьба вновь возвращается в Европу.

Однако утверждать, что это обязательно приведет к «левой волне», вряд ли пока справедливо. Во всяком случае состоявшиеся в сентябре парламентские выборы в Швеции и Италии как раз наоборот показали, что в данной напряженной социально-политической обстановке очки могут заработать и радикальные правые партии, популистские требования которых находят нынче поддержку у разных категорий избирателей. Но то, что тема энергокризиса сегодня в Европе имеет сильную социальную окраску, очевидно.

На пути к кооперации

Обсуждая конкретные меры ЕС по преодолению энергетического кризиса, большинство зарубежных экспертов называют их эффективными и логичными. Во всяком случае газохранилища удалось заполнить, импорт нефти — по возможности — дифференцировать, а цены на энергетическом рынке к исходу года пошли на спад.

Но даже если исходить из тезиса о том, что «без России Европа не замерзнет», очевидно: всевозможных проблем для Старого Света глобальный энергетический кризис породил изрядное количество. В этой связи встает вопрос о среднесрочной перспективе европейской энергетики. Надо сказать, что стратегия будущего энергетического союза в рамках ЕС была одобрена еще в 2015 году. Она исходит из плана диверсификации источников энергетики за счет возобновляемых ресурсов. Понятно, что в крайне сжатых условиях ­после резкого сокращения покупок российских газа и нефти многим странам ЕС пришлось наступать на горло собственной песне: принимать решения о перезапуске атомных электростанций или возобновлять функционирование угольных шахт. Объективно такие меры идут вразрез с Зеленым пактом для Европы, нацеленным на сокращение к 2030 г. выбросов газа с эффектом серы минимум на 55 % по сравнению с уровнем 1990‑го и на достижение «климатической нейтральности» к 2050 году. Заметим также: действия ЕС на энергетическом направлении должны соответствовать принятому в 2021 г. Европарламентом так называемому  Европейскому закону по климату, согласно которому объявлялось, что «союз полон решимости развивать больше усилий в борьбе против климатических изменений»…

Однако этот шок от усиления энергокризиса заставил европейских политиков в еще большей степени ускорить продвижение в сторону энергетического союза. При этом основные транснациональные политические силы Европы (правый центр, социал-демократия, либералы) активно поддерживают данный проект. В нынешней ситуации сделана ставка, в частности, на сокращение потребления энергоресурсов, а также на увеличение расходов на исследования, инновации и новые технологии в топ­ливно-энергетическом комплексе. Страны — члены ЕС и институты союза считают необходимым двигаться в сторону интеграции национальных энергетических рынков. Это, полагают европейские эксперты, будет способствовать повышению эффективности и взаимосвязи энергетических сетей, дальнейшему сокращению вредных выбросов, уменьшению влияния «угольного» фактора, укреплению ­кооперации во внедрении «чистых» технологий.

Единство в разнообразии

«Евроверхи» предварительно, до наступления зимнего сезона, дали понять своим согражданам, что ожидать далее слишком хорошей жизни вряд ли придется. Как признал глава европейской дипломатии Жозеп Боррель, благополучие стран Старого Света в последние десятилетия во многом было построено на дешевых российских энергоносителях. Президент Франции Эммануэль Макрон отметил, что с «обществом изобилия», похоже, пришло время расставаться, а премьер-министр Бельгии Александр де Кро и вовсе со всей «либеральной прямотой» пообещал согражданам «от 10 до 15 трудных зим». В общем, словно подтверждая девиз Евросоюза «Единство в многообразии», правительства национальных государств приступили в этом году к реализации собственных антикризисных стратегий, в рамках которых планируется увеличение социальных расходов. Но везде по‑разному.

К примеру, итальянское правительство, поначалу выделив на антикризисные меры 35 млрд евро, в дальнейшем решило раскошелиться еще на 17 млрд. Франция вообще мобилизует на «общественные расходы» 150 млрд евро, что, к слову, ­рискует заметно усилить дефицит бюджета. Однако данные средства направлены прежде всего на поддержание самых скромных семей. Все вероятные потери эти деньги покрыть не могут, поэтому правительство страны рекомендует гражданам экономить электро­энергию. Таким, например, образом, чтобы ориентировать французов поддерживать температуру в жилых помещениях зимой на уровне плюс 19 градусов.

Анализируя действия национальных властей на энергетическом фронте, можно сделать вывод: наиболее логичные и эффективные меры сейчас в ЕС предлагают правительства, возглавляемые социал-демократами. Так, Германия, чьи экономические издержки в борьбе с энергокризисом уже превысили 11 % валового внутреннего продукта, на «сезонном» уровне ввела льготный проездной билет и временно снизила ставку НДС. Но самое важное — немецкий кабмин принял пакет мер, реализация которых приведет к тому, что около 80 % суммы счета домохозяйств за ­электроэнергию будет в конечном счете им компенсировано. Североевропейские правительства оказали серьезную финансовую поддержку национальным энергетическим компаниям. Возглавляемые социалистами правительства Испании и Португалии — по согласованию с органами ЕС — установили конкретный потолок цен для потребителей газа. Кроме того, иберийские страны продолжают активно инвестировать в развитие альтернативных источников энергии.

Думается, что вся эта совокупность «левоцентристских» мер способна сделать менее болезненными последствия энергетического кризиса для обычных граждан. Однако уже сегодня совершенно ясно: этот кризис окажет самое серьезное влияние как на повседневную жизнь европейцев, так и на состояние европейской интеграции.


Последние новости

Сергей Степашин принял участие заседании наблюдательного совета публично-правовой компании «Фонд развития территорий»

Состоялось заседание наблюдательного совета публично-правовой компании «Фонд развития территорий», на котором были рассмотрены итоги деятельности за третий квартал текущего года,

Прокуратура Петроградского района организовала проверку после смерти 76-летней петербурженки от переохлаждения в квартире

В настоящее время устанавливаются обстоятельства происшествия, причины и условия, которые ему способствовали.

Снова вместе

Состоялся общеуниверситетский развод, традиционно ознаменовавший начало нового месяца.

Card image

У кофеварок, как и любого оборудования, могут возникать проблемы в работе, связанные с постоянным или неправильным использованием.

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *